Опять про мужско-женское. Несколько тысяч лет эту тему мусолят все, кому не лень. А всё равно хочется говорить. Значит, тема действительно важная! В книге «Мы строим деревню» я уже кое-что написал, а тут продолжу.

Давайте глянем на устройство традиционной русской избы. В ней всё на своём месте. Из региона в регион из века в век: печь, красный угол, лавки, полати, бабий кут…. Каждая часть избы имеет своё предназначение и устройство. Простое и выверенное временем. Традиционное жилище — это символ традиционного же уклада жизни, в котором у всех: и у Баб, и у Мужиков, и у детей есть свое место (тоже простое и тоже выверенное временем). И уклад этот, как и устройство избы передавался через века, из поколения в поколение, от отца к сыну и от матери к дочери. Чёткая сезонность жизни, ясная ритуалистика и символизм переходов воспроизводили в бытовой миниатюре космический циклический миропорядок, который человек наблюдал вокруг себя, живя среди природы и находясь с ней в ясной осязаемой связи. Перебравшись в города и потеряв связь с Планетой, корнями и самим собой, человек индустриальной эпохи стал жить совсем другим укладом, нежели его предки. Утратив через это связь прежде всего с ясными, исторически проверенными моделями мужско-женских ролей и с сезонностью природосообразной жизни.

Начав приближаться к условиям, в которых бытовали наши прадеды (жизнь на земле, в мире-общине) мы маленькими шажками приближаемся и к восстановлению основы уклада традиционного существования — яснодифференцированной ролевой модели.

Ремарочка: я всегда говорю Мужик и Баба, подразумевая в этих словах половозрелых людей мужского и женского пола. Вообще-то правильнее так говорить про людей вступивших в супружество, но сейчас и понятие брака-то поразмылось, и не всегда ясно, что тут чем считать… Есть парни и девки, а после образования семьи они становятся мужиками и бабами. Все просто, а ежели не верите почитайте любую классическую книгу, где упоминается сельская жизнь. А то скажешь порой «баба!», а в ответ обиженное: «какая я тебе баба! Я же женщина (девушка, принцесса, фея и т.д.)!» Уж простите, дорогие Бабы, так уж вот повелось в русском языке. Мужики же, почему-то на слово «мужик» обычно не обижаются. И то хорошо. Так вот. Из города мальчики и девочки, мужчины и женщины, дамы и джентльмены переезжают в село и становятся бабами и мужиками, потому что приобретают свои традиционные роли. И начинают помаленьку осознавать свое место в традиционной и древней, но по волею судеб новой для себя системе.

Итак, давайте предположим, что у человека определенного пола есть в структуре личности следующие составляющие. Так сказать: Гормонально-Природная (мужская или женская, эстрогеновая или тестостероновая), Человеческая (а тут без разницы, какой пол, просто человеческое существо и все) и Ролевая (Мужицкая и Бабская).

1. Мужчина и женщина.

Во-первых, чуть-чуть побеседуем о природной составляющей мужско-женских отношений. Нет у нас цели описать все нюансы психологическо-гормональных особенностей поведения и мышления, об этом читайте в профильной литературе. В двух словах: когда мы выбираем себе партнера, мы выбираем набор генов, подходящий для нашего набора. Для меня же в этой теме большим открытием в своё время была книга по пикапу (так называют сейчас искусство скоростного обольщения) «Жизнь без трусов» Алекса Лесли. Если убрать из нее весь подростковый сексуальный невроз, коммерческий пафос и самолюбование, то получается прекрасно написанная инструкция по одной из составляющих полового общения. Если готовы хорошо фильтровать, то почитайте чуть-чуть. В книге на основе этологии раскладываются мужско-женские взаимодействия (этология — это такая наука, которая изучает поведения животных, а потом полученные модели использует для исследования поведения людей). Очень ясно расписывается, как, что и зачем делают мужчины и женщины, в своих отношенческих играх, цель у которых по большому счёту одна — продолжение рода. Природа так всё изладила. Оказывается, всё достаточно просто. Я бы даже сказал примитивно. Что у чаек, так и у людей. И откуда столько драм? Наверное, потому что мы все-таки не чайки и есть у нас, слава Богу, ещё и другие грани.

2. Человек и человек.

Вторая составляющая «М и Ж» мистерии, это Любовь. Если у людей всё отлично в постели, не факт, что они смогут быть с друг другом дольше одной ночи. Одним сексом сыт не будешь. Потому что есть ещё и другие аспекты нашего бытия, не только телесные. Я думаю это не окажется новостью: чтобы отношения продолжились и раскрылись — нужно, чтобы у них наладилась и качественно реализовалась ещё и человеческая связь. На уровне сердца и разума. Любовь и интерес. Им должно быть интересно делать совместно что-то. Не важно что. Творить. Разговаривать. Слушать музыку. Читать книги. Гулять. Думаю, это понятно. Тут можно всю жизнь исследовать. В двух словах: выбирая себе партнёра мы выбираем себе ещё и друга. Близкого по духу человека. И вроде бы на этом можно было остановиться, но и этого, оказывается, мало.

3. Баба и мужик.

Попав в традиционную среду деревни. (Слово деревня, как вы уже поняли, я использую в общем смысле, это может быть и экопоселение, и село, и дикарская жизнь в палатке) Раскрывается третья составляющая. Ролевая. В городах, конечно она тоже есть. Но как я уже говорил, в связи с изменением образа жизни, размылись и сферы деятельности, те что так ясны в традиционном обществе. Чем более «комфортна» среда, тем меньше в ней этой вот дифференциации ролей. Женщина работает на хорошей работе и любит её, а мужчина, например, работает в месте, которое ему не очень нравится. Рождается ребенок, мужик уходит в декрет, сидит дома, а баба идёт работать. Такое может быть? Вполне. Кто добывает воду в квартире? ЖКХ. А в деревне — мужик в ведрах принесёт. Тепло в городе? Тоже ЖКХ. А в деревне мужик дрова в лесу пилит. А потом колет их. И в избу приносит. А уж протопкой заправляет баба, так как ей нужно регулировать работу печи для своих нужд — выпечка хлеба, подогрев воды, приготовка еды людям и животным. Кто овощи домой принесёт? Кто мимо магазина проходит, тот и принесёт. А в деревне? Там огород. В огороде у мужиков и баб есть свои ролевые дела. Которые связаны с рациональностью распределения сил в достаточно суровых условиях природосообразной жизни.

Что и говорить, у Баб, как и у Мужиков, дел много и почти все они трудоёмки. И выбирая себе партнёра, мы выбираем ещё и работоспособных Хозяйку или Хозяина, таких, с которыми мы могли бы поделить сферы влияния в своём доме и достаточно непростом деле освоения Целины. А ведь часто бывает, что мы пытаемся переселиться с комфортной квартиры, а жена (муж) у нас выбирались совсем под другие условия. Без учёта этих вот реалий. То-то может быть открытие! Пусть это будет ожидаемо. И от этого, по всей видимости, и приходят реплики от интересующихся экопоселенской жизнью: «Ну, ладно ещё вы, мужики, а как же ваши женщины?» «Вот повезло с женой-то! Вот моя ни за что не сможет жить в таких условиях». «Моей жене комфорт нужен!» и т.д.

Большинство известных мне «переселенских» городских женщин и мужчин включая нас, порою с трудом справляются с этими своими новыми ролями. Неясно, если честно, где нам уже взять такого трудового угара, про который пишет в своих мемуарах А. И. Глинкина «Невольное детство»:

«Если начнём скирду класть снопов или сена, то не бросили до тех пор, покаместь кончаем: будь вечер, будь полночь — домой не пойдём. В нас выходил рабочий день в восемнадцать часов. А шесть часов мы отдыхали или убирались около своего хозяйства. Зато всё выбирали – и без машин! Ничего не оставалось в поле.»

И далее, как раз про нас, разленившееся большинство городских граждан: «Я сравниваю, как молодые теперь работают: выходят в 9-10 часов утра. Три часа поработают – идут на обед, спешат. Обедают два половиной часа, а то и три. После обеда собираются неспеша, идут еле ноги передвигают. Пришли на поля – сядут, посидят, вшей поищутся: последнего ожидают. Приходит последний – и тоже не спешит, что он опоздал, скорей за работу взяться, а тоже садится вместе. Ещё говорит: «Посидите, посидите, я ещё не отдохнула!» Выходит то, что на колхозную работу она пришла отдыхать, а дома на своей работе замучилась».

Но, однако же, мы продолжаем жить. Радуемся. И в города не собираемся возвращаться. Не разбегаемся. Как так получается? Видимо, волей-неволей приходиться находить механизмы саморегуляции, приходится учится заботиться о себе, приходится «духовно расти». Находить баланс, если хотите.

Попытаюсь выделить некоторые механизмы, которыми мы сами пользуемся сейчас, или которые мне попадались в других сообществах и семьях.

Как не заблудится в трёх соснах?

Тройственный Баланс.

Если становится тяжело в семейной жизни. То скорее всего какая-то из описанных выше составляющих не получает достаточного внимания, а какая-то вырвалась вперёд.

По моим личным наблюдениям, самое частое, что можно обнаружить, это растопорщивание «Роли» и вытеснение из жизни всего остального. Хозяин – ого-го! Хозяйка – огонь! Хочется всё успеть, всё сделать. А в деревне всегда кажется столько дел! Одно покончишь, новое появится, особенно летом. А если животных завести, то вообще! Симптомом тут будет нарастающая усталость. Хозяйство, вскоре начнёт восприниматься как помеха для жизни. Захочется в город.

Если «Роль» наоборот скукожилась — то тогда хозяйство уйдёт в запустение, как у П.Мельникова (А. Печерского) в романе «На горах» говорится: «А в доме и по хозяйству все врознь поехало. Правду говорят старые люди: «Хозяин лежит – весь дом лежит, хозяин с постели – всё на ногах».

Если вдруг запустится Человеческая составляющая, что тоже может приключится, то жить друг с другом попросту станет неинтересно. Совместная жизнь перестанет вдохновлять. Семье жизненно необходима совместная культурная жизнь: путешествия, образование, творчество. Начинать можно с малого. С совместной трапезы, например. Это супер действенное и самое доступное средство. Совместные путешествия тоже очень хороши. Если выбрать их по силам, то они могут славно сплотить (если пытаться прыгать выше головы и выбирать слишком сложные маршруты, то на этой экстремальной ноте всё и закончится). Совместное чтение. Например, мы любим читать книги вслух. И делаем это если не каждый день, то очень часто (детям читаем каждый день). Любим смотреть вместе фильмы. А потом их обсуждать. Стараемся учиться вместе чему-то, это даёт возможность расти совместно, что не может не сближать. Опять же разговоры. Это важно.

Может статься и так, что заплесневеет природная составляющая в семье. (Я, конечно, не рассматриваю ситуацию, когда это происходит по естественным возрастным причинам). Тоже тогда может стать не просто. В одной коммуне, в которой я жил (а она населялась только активной и весьма раскованной молодежью), этот вопрос регулировался очень действенно и просто. Были в том доме две жилые комнаты: одна для всех (в ней могло жить до 30 человек одновременно), а вторая — так сказать комната свиданий. Очень маленькая и укромная. В ней ночевали парочки согласно висящего на стене графика. Действительно, у пары должно быть хоть какое интимное помещение. Пусть даже оно появляется не в пространстве, а во времени. Например, так заходите, кто хотите, даже стучать не надо. Но если на двери висит флаг — никто не заходите. У нас, например, в поселении так и сделано. Есть флаг, вывесив который ты обозначаешь, что сейчас дом не принимает гостей.

Тема личного пространства

весьма и весьма важна, давайте подробнее.

Личное пространство женщины и мужчины.

Что тут скажешь. Оно должно быть. Тони Вренч (Tony Wrench) в своей книге «Building a low impact roundhouse» (http://thatroundhouse.info) делится своими наблюдениями о первом десятилетии жизни в своём круглом доме примерно так: «всё хорошо правда, поняли мы с женой, что надо чтобы у бабы было свое пространство и чтобы у мужика тоже было своё место» (цитата примерная по памяти, книга у меня куда-то умыкнулась). В какой-то мере это достигается разделением типа: кухней рулит жена, а вот мужнин шкаф с инструментами, в него никто не заглядывайте. Разделение пространства на «М» и «Ж» есть во многих традиционных культурах. Есть мужская и женская часть избы. Но этого мало. Мы, например, тоже осознали эту необходимость и теперь реализуем проекты «мужской мастерской» (пока, это правда верстачок с самоваром и полочки с инструментами в дровнике) и «женской мастерской» (эта изба правда у нас еще пока подзависла на этапе трех венцов, ждёт вдохновения, но надеемся скоро достроить).

Одиночество.

Так сказать, личное пространство мужчины и женщины помогает восстановить некоторую связь со своими естественными ритмами, да поднастроить связь со своей «генетической памятью». Это правда действенное средство. Например, раньше практически всё время печь топил я. При этом Наташа в печи готовила мало, пекла в ней лишь хлеб, да иногда что-нибудь подогревала. Когда я уехал по делам в город и она осталась одна с детьми на хозяйстве (я, правда заготовил ей дров и занёс их в сени), её пришлось наладить с печью очень хорошую связь. Она стала понимать как она разогревается, и стала использовать её очень эффективно, да освоила много печных рецептов. Через одиночество и в реальных «боевых условиях» ей пришлось освоить одну из самых важных женских связей: «Баба — Русская печь» (печь у нас не совсем русская, но обладает основными её свойствами, так что можно так написать). Для меня же в свою очередь был хорошей школой некий «мужской ретрит», когда Наташа с детьми уехала в город по бабушкам. Я занимался тогда полом в доме и достраивал сени. Я тоже работал в своём ритме, был хорошо настроен на ручной труд. Можно даже сказать, что через это у меня образовалась некоторая метафорическая связь: «Мужик — Топор». Помимо пола в доме, да всякой хозяйственной мелочёвки, я тогда ещё создал «Зимнюю книгу». Которая не так давно увидела свет. Вывод могу сделать лишь один. Нам нужно свое пространство. Как физическое, так и психологическое. Это оздоравливает.

Мужской и женский коллектив.

Для поддержвания «М и Ж» баланса очень важно развивать в сообществе как бы «гендерные» подсообщества. «Девичники» и «Мальчишники». В самой простой форме, так и было заведено исстари, реализуется это через совместные работы — мужские или женские. Например, было такое понятие как «Сдымки», это когда избу ставили на фундамент (сдымали). Чисто мужская тусовка. А были ещё, например, «Капустки», это когда бабы капусту коллективно квасили. Через такие события мужчина и женщина получает хорошую средовую поддержку. Это словно мальчишник и девичник перед свадьбой, только регулярный и трезвый. Женщина и мужчина как бы восстанавливает связь через такие процессы, чтобы потом в своей семье быть более гармоничными.

Стратегии облегчения ролевого труда.

Ролевой деревенский труд, как я уже и говорил, достаточно тяжёл. Поэтому волей-неволей люди его облегчают. Сейчас это называется ещё «ЛайфХак», может быть слышали. А по-русски чаще говорят «Хитрости». Какие-то нам могут передаться по наследству, повезло, если есть от кого. Или же мы перенимаем их у кого-то, подсматриваем (смотри миллион дачных журнальчиков с полезными советами) или же доходим до этого сами. Иначе можно очень быстро износится. На каждое дело нам дается один объём энергии: часть этого объема умственный труд, а часть — физический. А какое будет соотношение — от нас зависит. Если хорошо подумаем, то на физический труд останется меньше. И наоборот, если много работать руками, то головой не будет сил кумекать.

У нас в семье не особенно есть у кого перенять хитростей, чтобы способствовали жизни в сельских условиях, у нас родители больше городские жители. Поэтому сейчас наблюдаем, смотрим, собираем по крупицам «наработки» разных людей, которые попадаются на пути. Что-то придумываем сами. Например, первое время мы таскали бревна для стройки, спины не берегли. Уставали. Потом приехал в нам хороший товарищ деревенский, плотник, научил как с брёвнами можно управляться. Спине стало легче. Потаскаешь первое время так, поработаешь, потом начинаешь думать, наблюдать. Вот и мудрость приходит. Так сказать, болящая спина – хороший учитель. Что-то решается очень просто, для решения каких-то задач приходится помудрить. Что-то решается традиционно, а что-то реализуется через достаточно сложные новые технологии. Так и формируется копилка бытовых хитростей — опыт. Наталья тоже, всё время в поисках: как бы так все совместить. То в книге что прочитает, то подглядит у кого. Что-то само родится, да на ус намотается.

Мы думали, как бы так написать, чтобы можно было бы передать те наработки, которые у нас появились. Да если честно, никак не рождается формат. Что-то кажется слишком тривиальным и даже смешным, чтобы об этом писать, что-то кажется слишком сложным для описания. А что-то представляется уж чересчур специфичным и передавать это не имеет смысла. Но про какие-то моменты, которые я считаю важными и универсальными я ещё расскажу.

А эту главу пока завершим.