И сердце что-то ёкает в груди,
напуганное страшной тишиной
пространства, что чернеет впереди
не менее, чем сумрак за спиной.
 
И. Бродский
 
Мне кажется, что я могу хорошо представить чувства древнего Ионы, которого угораздило в Писании путешествовать внутри кита. Или какой-то большой рыбы, сейчас это уже и не установить точно, но свидетельства есть: перемещение внутри большого существа маленького (относительно) человечка на большие расстояния. В то время, надо полагать, земля была не так заполнена транспортом, поэтому выполнявшему своё предназначение Ионе не приходилось особо выбирать. Так всегда, когда транспорта нет, едешь на чём придётся, по себе знаю. Но не в этом суть. Я хочу с вами поделиться кое-чем иным.

Каждая весть изначально благая,

просто ты к ней ещё не привык.

Б. Гребенщиков

 

Лунный свет удивительно оживляет лес. Если ты хоть раз гулял лунной ночью среди заснеженных деревьев, ты меня поймёшь. Ведь, правда? А если не гулял, то прямо сейчас иди и погуляй. Нет снега? Едь туда, где он есть. Нет луны — жди. Придёт. А потом гуляй. Только оденься потеплее, потому что лунный свет не греет. Нас уверяли в школе, что лунный свет — это на самом деле свет солнечный, только отражённый. Поэтому, наверное, он не греет, а как будто бы наоборот, даже холодит. Он же отражённый, вот у него и всё наоборот. И если от солнечного света всё лучше видно, то от лунного — лучше видишь то, чего нормальным людям обычно не хочется видеть. Изнанку своей души.

Нет холода в доме, пока есть вода и заварка,

Пока для гостей ни того, ни другого не жалко.

А. Козловский

 

«Давай чаю попьём!» — говорим мы друг другу, когда встречаемся. Когда принимаем гостей. Бывает, говорим, когда сами ходим в гости. Говорим, когда нам холодно. Когда грустно — тоже давай попьём. И если весело. А если жарко — то сядем в тенёк и попьём. Чаю опять же! Я раньше не думал об этом, а вот приехал в гости поляк и объяснил, что, по его наблюдениям, в России эта фраза — «Давай чаю попьём!» — самая популярная. Везде. И в городе, и на селе. И никто меня не приглашал, говорит, пить водку. Хотя я ждал этого. Не то, что я хотел пить водку, просто интересно, ведь я раньше думал, что тут водку пьют. Так за три месяца никто и не пригласил… Только на чай. Даже немного обидно.

Как славно вечером в избе,

запутавшись в своей судьбе,

отбросить мысли о себе

и, притворясь, что спишь,

забыть о мире сволочном

и слушать в сумраке ночном,

как в позвоночнике печном

разбушевалась мышь.

И. Бродский

 

Вот нельзя жить в горах, вдали от крупных поселений и не задавать себе вопросов типа: а кто я такой и что я делаю на этой планете? Это я имею в виду те самые вопросы, заикнувшись о которых в общественном месте, ты рискуешь прослыть каким-нибудь сектантом или как минимум странным. Не принято у нас на эти вопросы искать ответ публично. Только в специальных, отведённых для этого местах. Как курить. Чтобы дым твоего экзистенциального вопрошания никому не мешал спокойно жить. И хотя все более или менее осознанные люди себе эти вопросы рано или поздно задают. Кто-то чаще, а кто-то реже. Кто-то ищет ответ, а кто-то нет. Кто-то про себя, а кто-то вслух. Кто-то находит ответ в каком-нибудь учении или доктрине, а кто-то пытается найти ответ самостоятельно, создавая свой собственный индивидуальный путь.